Музыка… То, что стирает все барьеры.

Анна Мария Сопрано, великолепная певица родом из Италии, проживающая в городе Дайтона, любезно согласилась встретиться с главным редактором Russian Speaking Newspaper для высококультурного разговора…

— Анна Мария, когда вы поняли, что вы умеете петь, у вас есть талант?

— В 18 лет. А ранее, в детстве, я помню, играла, подражая мимике оперных исполнителей, когда родители ставили на проигрыватель одну из наших 33 виниловых пластинок.

— Ваши родители поддерживали Вас?

— Да, безусловно. Изначально мой папа надеялся, что я выберу более стабильную работу, например, в правительстве, обычную – с 9 до пяти вечера, с хорошей зарплатой и обеспеченной пенсией… Но любовь к музыке рождалась во мне непоколебимо, когда мой отец, у которого были серьезные проблемы со слухом, ставил для меня пластинки с классической музыкой. Он постоянно покупал их для меня и брата. У него и мысли не было о моей будущей карьере, он просто хотел воспитать человека с хорошим слухом и вкусом к музыке.

Мое драматическое исполнение песен, при котором я задействую все тело, уже стало моей визитной карточкой, и это – дань моей глухой матери… Мое ощущение красоты, моды и любви – все это для нее и в ее честь!

— Где вы учились?

— Это будет довольно большой список… Даже после 30 лет профессиональной работы я все еще исследую и экспериментирую, учусь и практикуюсь, изобретаю себя саму. Я нахожусь в постоянном движении! Официально, начало моего обучения вокалу и сценическому мастерству началось в 18 лет, в Италии, с Диззи Гиллеспи в его Джазовой Академии. Затем –частные уроки классического вокала с динамичным меццо-сопрано Мисс Моники Фальконио, затем – Консерватория Музыки в Триесте с сопрано мисс Патриции Греко, и наконец, наибольший вклад в мое становление внес мистер Джулиан Родеску из Филадельфийской Оперы. Это всего несколько моих преподавателей… В промежутках между уроками вокала я брала классы балета и театральной игры.

— Каков Ваш любимый стиль,жанр музыки? И кого Вы считаете наиболее талантливыми музыкантами и певцами…

— Я люблю комбинацию двух миров – оперы и поп-стиля. Я нахожу союз классики и современности вечным. Это моя сила. «Классические звуки с современной чувственностью» — так охарактеризовал мою музыку владелец звукозаписывающей студии “Sound Mind Studios” музыкант Мэтт МакКеон.

Мне кажется, что коллектив, который лучше всего раскрыл этот жанр, это Иль Диво, они великолепны в каждой детали! Я могу очень многому научиться и от других жанров и исполнителей. Я восхищаюсь такими мастерами, как Андреа Бочелли, Сара Брайтман, Гробан, Стинг, Мария Каллас, Бубле и музыкой Яанни.

— Как Ваши итальянские корни помогают Вам в карьере?

— Чтобы ответить на этот вопрос, я позаимствую слова великого оперного певца румынского происхождения Джулиана Родеску. Именно их он произнес в Филадельфийской опере перед собранием Музыкальной Академии: «Есть что-то особенное в итальянцах, которые поют итальянскую оперу…» Как глубоко и верно! Я родилась и росла в Италии, говорила на языке и жила в культуре своего народа, что явилось прекрасной основой для моего становления. Иметь хорошее, а иногда и идеальное произношение недостаточно. Должно быть что-то большее. Я верю, чтобы артист полностью поверил в свою песню и передал ее зрителю, слушателю, он вначале должен погрузиться в культуру, атмосферу страны, узнать ее обряды и традиции, почувствовать ее душу.

— На скольки языках Вы поете?

— На нескольких. В основном на итальянском, неаполитанском диалекте, английском, испанском и французском. Немного на хибру…

— Что Вы думаете о роли оперы в современном обществе?

— Так же, как мы должны изучать и знать историю, чтобы правильно оценивать современный мир, я верю, что то же самое правило работает и в музыке. Я считаю это необходимостью. Опера и классическая музыка – основа основ всего того, что мы называем «современным». Обращаясь к словам царя Соломона  — «Ничто не ново под этим солнцем». К сожалению, опера, это жанр, погибающей под тяжестью незнания о нем. Возможно, само слово тяжело и непонятно. Я надеюсь, что смогу сделать оперу ближе для многим людей, благодаря моей современной интерпретации.

— Что Вы думаете о современной интерпретации классической музыки? Помогают ли новые биты и ритмы развить музыкальный вкус у детей?

— Конечно, ничего нет плохого в модных веяниях. Такая музыка может служить прекрасным инструментом для вовлечения новых поколений в культуры музыки в нашем стремительно развивающемся мире. Я слышала недавно, как мой сын напевал фрагменты мелодии из оперы «Кармен», которую он услышал, играя в видеоигру. Эта мелодия все равно узнаваема! И создает идеальную платформу для того, чтобы познакомить его с настоящей музыкой.

— Как вы заботитесь о своем главном драгоценном инструменте – вокальных связках? Соблюдаете много условий и запретов?

— Это мой ежедневный выбор на протяжении уже многих лет. Я забочусь о своем организме в целом. Я бы сказала – «в здоровом теле – здоровый голос». Я лично стала практически исключительным веганом. Я люблю долгие прогулки, регулярную детоксикацию, живу согласно божьему слову, пытаюсь выспаться максимальное количество часов за ночь. Стараюсь избежать стресса и эксцессов.

— Каков будет Ваш совет детям, которые хотят стать певцами?

— Каждому певцу дан уникальный талант. Вы можете учиться разному у разных преподавателей вокала, однако, вы сами должны выбирать то, что наиболее подходит вам и вашему телу. У учителей нет ответов на все ваши вопросы. Нет никакой разницы между разговором и пением. Понимание – ключ ко всему. Обучение вокалу – очень натуральный, природный процесс… Наблюдайте, наблюдайте и наблюдайте! Посмотрите, как малыш плачет. Он уже знает как использовать свой голос, он нетронут придуманными людьми техниками, которые могут разрушить инструмент. Давайте вернемся к основам – бельканто! Я лично нахожу преподавание Мириам Жакерович Арман и ее технику «Гиро=вокальных движений» абсолютно невероятной! Лучшей! Также обращайте внимание на выбор своего репертуара. Он должен подходить вашему голосу, возрасту и характеру. Это бескомпромиссно важно, так как пренебрежение этим правилом может испортить ваш «инструмент», и ваше певческое будущее.

— Как Вам кажется, жанр музыкального театра имеет будущее? Или людт уже все переключились на просмотр телевизора и фильмов?

— Мне бы очень хотелось, чтобы музыкальный театр продолжился и увеличил свою популярность. Ведь есть что-то магическое в том, чтобы пойти и посмотреть на сценическую игру и пережить волнительное ожидание события! Я бы сравнила это с посещением Королевского гала-вечера, если у вас в кармане лежит ВИП-приглашение! А смотреть музыкальные спектакли по телевизору… Это даже близко не то, что вживую!

— Каждый Ваш концерт и выступление, это новый опыт для Вас?

— Да, безусловно! Все готовится эксклюзивно к данному выступлению. Каждое событие – индивидуально. Аудитории разные. Я могу поменять песню или номер в программе даже за день до концерта. Мне нужно подумать над тем, что сделать для моих слушателей, чтобы показать им настоящее шоу. Я не люблю предсказуемости, скуки…

— Вы чувствуете связь с аудиторией, когда вы на сцене?

— Да. Я использую аллегорию путешествия. Я рассказываю историю, ведя своего слушателя за руку из страны в страну, из песни в песню. Мне обязательно нужно, чтобы мои зрители услышали историю, котору. Я рассказываю перед каждой песней. Я чувствую каждого человека, сидящего передо мной, мы вместе путешествуем, снимаем одно и то же кино, читаем одну и ту же страницу… Я также придаю большое внимание энергообмену с аудиторией. Энергия, безусловно, бушует в обе стороны.

— Что вам больше всегь нравится в музыке?

— Это невероятный способ общения с людьми без всяческих барьеров. Лично меня музыка успокаивает, когда я перевозбуждена, устала, она отвлекает меня. Когда я грущу, я пою и плачу. Когда я радуюсь – я пою. Музыка для меня столь же необходима, сколь и дыхание!

И у меня все еще живо желание поговорить, хотя бы с помощью музыки с моей глухой мамой. Я всегда переживаю это чувство. Каждый раз, когда пою…

 

С великолепной Анной Марией Сопрано беседовала Ирина Давиденко

Вам также могут понравиться